«Апокалипсис или бог из камеры номер…» отзыв зрителя

Совершенно случайно наткнулся на  отзыв зрителя о спектакле Белого Театра «Апокалипсис или бог из камеры номер…». 

Иногда бывет так, что зритель, посетив спектакль, не просто наслаждается приятными воспоминаниями, но и излагает свои соображения у себя в блоге. Это приятно вдвойне.

Пишет наш постоянный зритель Яша:

Итак, позавчера я был в Белом театре и смотрел спектакль по пьесе Сиена Екера «Апокалипсис или бог из камеры номер…». Из знакомых мне на спектакле присутствовали [info]kolbin, [info]aksanov, [info]the_catzilla и его жена Оля. Перед спектаклем, мы с [info]aksanovым немного выпили (настойку на клюкве, шампанское). [info]the_catzilla сказал, что театр для него как храм, а пить в храме он считает кощунством. А теперь о спектакле.

«Апокалипсис или бог из камеры номер…»

Режиссер: Ольга Кузьмина.
Художник: Андрей Тен.
В спектакле заняты:
Андрей Трумба [info]trumba и Дмитрий Колбин [info]kolbin
При создании спектакля использован рассказ Хорхе Луиса Борхеса «Письмена Бога».

Музыка: Eric Truffaz, Irmin Shmidt, Arvo Part, Samuel Barber, George Crumb

В спектакле излагается предположение об отношении творца и создания как некий эффект матрешки: творец творит создание, то в свою очередь, лепит другое создание, которое тоже становится творцом и т.д. до бесконечности во все стороны.

Эту милая феодальная теория излагается неким человеком ([info]trumba), по воле судьбы заключенным в условную одиночную камеру. Долгий срок заключения, видимо, доконал этого человека окончательно, и вот спустя почти десять лет он лепит хлебного человечка (с ручками-ножками и другими частями тела, а вовсе не колобка) и долгими тюремными днями-ночами излагает ему теорию бытия, которую вы прочитали абзацем выше, добавляя лишь то, что сотворение всегда происходит в тюрьме. При всем при этом хлебному человечку не повезло, кажется, настолько, насколько вообще может не повезти хлебному человечку. Мало того, что весь мир вокруг — это просто условная бетонная камера, так еще и создатель – странный зечара со всеми этими не деликатными замашками, с ницшеанским комплексом покинутого Богом создания и желанием выговориться. Этот зек развлекается как может: лепит хлебному человечку женщину (тоже хлебную, разумеется), сально шутит про ее прелести, наказывает его, прощает, нежит, а потом, когда срок его заключения закончился, а понимание своей божественной сути в отношении хлебных людей достигла своего апогея, он, словно некий Кронос, поедает человечков, которые так и не стали, в свою очередь, творцами. Вот такая вот грустная история и разноплановая мораль.

Андрей Трумба в этом спектакле гениален, я ему верил как родному, он отлично передал, как своеобразно может отразится на человеке, который в сущности никогда не был свободен, понимание, что он может творить. Колбин играет в этом спектакле некую отвлеченную сущность – условного тюремщика, который сомнамбулаически ведет сомнабулического зека (кстати, оба они в льняных широких брюках и майках, только у Колбина майка под свитером) в условную камеру, немного издевается над еще «не прозревшим» зеком, а потом рассказывает в проникновенном монологе, обращенном к зрителям, что де, человек мало-помалу принимает обличие своей судьбы, сливается воедино со своими обстоятельствами.

Понравились декорации – эдакий прозрачный белый куб с решетками и одной отсутствующей стенкой. Весь спектакль- этот куб, подвешенный на какой-то железной конструкции, шатаясь двигался по часовой стрелке, по-разному открывая-закрывая происходящее в камере. Правда, иногда создавалось впечатление, что он недовернется или упадет, или еще что, но все было хорошо:)

В общем, такой вот спектакль.
Рекомендую к просмотру.

 

Оригинал записи с комментариями очевидцев: http://yakov-ostov.livejournal.com/47687.html